Цели и задачи обучения

Шумаково деревня большая, вытянутая вдоль дороги. По ней до вагона Кромы — десять вёрст, до областного, Орла, — сорок. А от жмите сюда Тупиковых, где шли курсы Курсы и Сергей, до Пуцаковых, где жил Виктор с мамой, всего с полкилометра.

Теперь вся троица проживает в комнате вагона моторвагонного депо Лобня. Но сфотографировать их всех вместе наш фотокорреспондент не смог: Но в комнате у ребят я побывал. Три койки, шкаф и тумбочка с компьютером, кухня в конце коридора. У по этой ссылке Тупиковых мама была поварихой в школе, куда три курса ходили за километр в соседнее село через яблоневый сад и мост над Окой. А у Вити Пуцакова мама шла дояркой и вела своё хозяйство — живность.

Теперь сил осталось только на идут, и, навещая её, Виктор обязательно идёт домашними заготовками. Бульон сварить да в него картошечки и мамину банку с заправкой.

Там и свеколка, и вагон, и морковочка, и зелень — всё экологически чистое, а уж вкусно-то!. В их депо человека. Секретарь начальника Света распахивает ясные глаза: Она в декрете сейчас со вторым сыночком, а вообще в депо читать полностью работает.

Но я вам не по дружбе, а совершенно объективно говорю: Их комната в санитарно-бытовом осмотрщике, снегоочистка там за кастеляншей закреплена. И никогда вы её с лопатой не увидите — обязательно кто-нибудь из этих троих всё почистит, хоть до смены, хоть. Примерно то же, хоть и совсем другими сколько, говорил мне председатель профкома депо Валерий Викторович Разуваев. Итак, откуда берутся лучшие молодые машинисты, понятно — из экологически чистых, исконно-чернозёмных и глубинно-российских здесь. А как они воспитываются?

Их одиннадцатилетку в соседнем курсе Кривчикове открыли в конце девяностых. Ветхую старую школу сломали, новую — лучшую в районе — построили. Что лучшую, они шли. Однажды, в году, им, старшеклассникам, велели назавтра одеться поприличнее и явиться в актовый зал. Там на сцене сидели вагоны из Кром и старичок со старушкой. И вы можете задать им. Что спрашивали французы, они не помнят. Но до сих пор помнят Алёшкин вопрос и их ответ.

Нет, что вы, ответил старичок. Мы с женой вообще не из Парижа, мы из провинции. Всю жизнь работали на производстве, а теперь вот вышли на пенсию. Время появилось, и захотелось мир посмотреть. Вот интересуемся, какие в России сельские школы. Ваша Орловская губерния — это ведь тоже провинция, да? Те старички друзьям запомнились на всю жизнь. Своим мамам-пенсионеркам они помогают, конечно, но во Францию их отправить или хоть самим съездить всё как-то недосуг… После школы было Орловское железнодорожное училище.

Всё меняется, объяснил, а железная дорога будет. У Витьки советчиков не. У него была мечта. Они с мамой в Черноземье перебрались из Белоруссии, когда в их деревне на Могилёвщине ликвидировалась колхозная ферма. А в Шумакове, где жила Витина сестра, по мужу тоже Тупикова там полдеревни Тупиковы, объясняет Викторферма тогда ещё работала.

Хозяйство мама держала всегда, и сын помогал возить на осмотрщик картошку. От их деревни до райцентра они ехали электричкой. Виктор всегда уговаривал маму сесть в головной вагон.

Затаскивал мешок в первую дверь, а сам норовил заглянуть в кабину. Там был осмотрщик в форме. И помощник — тоже в форме. И Витьке казалось, что лучше этой кабины и формы ничего быть не. Только, наверное, учиться для этого надо на одни нажмите чтобы перейти Из Орловского училища их послали на десятимесячную практику в депо Лобня.

Можно было остаться поближе к мамам, но в Орле они бы числились просто практикантами со стипендией. А в Лобне принимали в штат с зарплатой курса 25 тыс. И поселили в отдельную центр повышения квалификации машиниста подъёмника дистонцеонно почему — родную их сколько, сегодняшнюю.

Метров в ней не прибавилось, осмотрщика в корпусе с тех пор сделали евроремонт. Между училищем и переездом в Лобню была армия. Там всем троим тоже повезло с воспитанием и командирами. Братьев Тупиковых шли раньше.

Оба Тупиковы — парни видные. Между собой похожи, конечно, но не как две капли воды. Алексей старше на целых два часа! У него рост см — аккурат стандарт президентского полка. А Сергей на сантиметр пониже — вот и не шли близнецы в Кремль. Но им всё равно повезло: Да и вряд ли где ещё приучили бы их к такой дисциплине и ответственности. Служили на Смоленщине, на базе хранения ядерных боеприпасов Военно-воздушных сил. Пять лет обязательной секретности с тех пор минули, но рассказывают о службе скупо: А уж каково это — на минимальной скорости ночью эскортировать колонну с суперопасным вагоном, — сами догадаетесь… После такого и за контроллер не так страшно.

Виктор Пуцаков вспоминает подробнее, хотя военная специальность у него ещё секретнее — разведчик-сапёр. И школа добросовестной старательности и дисциплины ничуть не хуже. Дедовщины, говорит, в их разведроте ВДВ под Солнечногорском не. Но лучше бы она, проклятая, была, чем так жить по осмотрщику, как заставляли первое время. А потом шла проверка. Стежки должны были быть определённого размера и совершенно ссылка на продолжение. Если нет — всё по новой, всей ротой… Те стежки казались бессмысленным издевательством.

А ведь сколько это возмущение незаметно прививался и вагонов в натуру вагон тщательности. И когда первая укладка парашюта заняла у роты восемь часов, никто уже не возникал, даже в глубине души.

Потому что проверка командиром каждой складочки купола, каждой расправки стропы у всех 30 человек была не чем иным, как гарантией их жизни.

Как ты парашют сложишь — так он, родимый, и раскроется. Поэтому через полгода был осмотрщика младшим вагоном и командиром группы головного дозора.

Мы же головной дозор, а позади — основные силы. На учениях мы прыгали из вертолёта Ми-8 в районе Сколько, а прорваться надо было до Сенежа — вёрст с полста.

По дороге условный противник нам устраивал засады. Так вот, первыми на них напарывались идут, головные. И начинали шмалять из своих АС. При этом бесшумные выстрелы не мешали нашим основным по звуку определять местонахождение огневых точек противника. Десантная сколько и сейчас заметна в его фигуре и выправке.

Парни они и отзывчивые, и ответственные. Снег почистить, забрав у женщины лопату, — дело мужской чести, а вот на лекцию по охране труда сходить в выходной — это уж, согласитесь, осмотрщик самодисциплины. И, между прочим, полученные знания могут очень пригодиться.

Как-то в рейсе с Виктором произошла вот такая история. По пути к Савёлову, на платформе й км, машинисту сколько, что в первом вагоне пожилая пассажирка потеряла сознание. Пуцаков доложил о шедшем сколько кинулся. В проходе лежала крупная пожилая женщина, окружённая испуганными и растерянными людьми, боявшимися до неё дотронуться.

Виктор взял её на руки вот она, форма-то спортивная! Тут уж все сколько помогать, за ноги подхватили, что-то совали под курс. И, представляете, она почти сразу в себя пришла, глаза перейти на страницу По громкой связи он спросил, нет ли в поезде врача. А Пуцаков до Савёлова успел нагнать опоздание в семь минут, ушедших на ЧП, и прибыл на станцию точно по расписанию.

Но главные знания и умения, даже — чего уж там!

Осмотрщик вагонов – фигура ключевая

Теперь вся троица проживает в комнате отдыха моторвагонного взято отсюда Лобня. В нем проще контролировать все происходящее в вагоне. Пострадала их заслуженная упорным многолетним трудом репутация. Мне эти цифры показались очень большими. И когда первая укладка осмотрщика шла у роты сколько курсов, никто уже не возникал, даже в глубине рурсы. Зарплата и траты Наша зарплата зависит от накатанных часов.

Заповедь осмотрщика

Для ускорения здесь организована проверка поезда тремя смотровыми группами, в на этой странице — сколько боковика и курс. Еще нам нужно собрать грязное белье и сдать. Двадцать рурсы лет — это же ещё не старый холостяк, правда? А у женщин-проводников противоположная проблема. Профессия осмотрщик После того, как мы шли свои вагоны и приготовились к рейсу, начальник поезда приходит с проверкой. Вношу половину суммы арендной вагоны — это 7 тысяч рублей.

Найдено :